Way to Arannon (tal_gilas) wrote,
Way to Arannon
tal_gilas

Category:
Вообще, пожалуй, из всех этих историй у меня выходит неплохая коллекция для квент, сюжетных ходов, игровых задач и просто тренировки зверь-обоснуя. Так что кому надо - обращайтесь ;)

О разводе в средневековой Англии - продолжение (длинное)



Как мы помним, минимально допустимым возрастом для вступления в брак считались 12 лет для девушек и 14 для юношей; эта граница приблизительно отражала наступление физической зрелости. На деле же большинство английских пар на момент вступления в брак были старше: женщинам, согласно статистике, в среднем было 19-22 года, мужчинам 25-27 (в общем, даже по современным меркам трудно назвать это запредельно ранним браком). Прежде чем создавать семью, молодым людям, как правило, сперва нужно было завершить ученичество, получить профессию и, в любом случае, накопить денег. В первую очередь, это было актуально для мало- и среднеобеспеченных англичан (ремесленников и крестьян).
С другой стороны, богатые семьи, желая обеспечить своим отпрыскам надежное будущее, обзавестись полезными связями и поскорее получить наследников, зачастую понуждали детей вступать в брак в гораздо более раннем возрасте. Каноническое право санкционировало эту практику – при условии, что консуммация брака будет отложена до достижения детьми физической зрелости. По сути, церковь не считала такого рода предварительный союз настоящим браком, но лишь формальной договоренностью, обозначающей намерение пожениться. Союз официально скреплялся, когда пара, достигнув дозволенного брачного возраста, соглашалась жить вместе. Следует заметить, что согласие во многом было пассивным, то есть не требовало непременного публичного выражения: сожительства было достаточно, чтобы «узаконить» брак.
Судя по статистике, большинство таких пар соглашались на брак, когда становились старше. Впрочем, иногда молодым людям хватало смелости пойти наперекор родителям и расторгнуть брак. Так, документы судебного слушания по делу Джона де Сегрейва и Маргарет Маршал гласят, что «она никогда не соглашалась с ним жить». Отсутствие добровольного согласия могло стать решающим аргументом. Некоторые прошения о разводе свидетельствуют о неприглядной роли родителей, желавших любой ценой сохранить брак детей. Ричард, герцог Арундел, и Изабелла, дочь Хью Диспенсера, заключили брак в возрасте семи и восьми лет соответственно (в 1321 году). В 1344 году они подали прошение о разводе, которое гласило, что брак был заключен «не по обоюдному согласию, но из страха перед родными... которые побоями вынудили их жить вместе [по достижении брачного возраста], так что родился сын» (на момент рождения ребенка Изабелле и Ричарду было 16 и 15 лет). При аннулировании брака сын Изабеллы и Ричарда был объявлен незаконнорожденным. После развода Ричард женился на двоюродной сестре Изабеллы, Элеоноре, с которой, возможно, у него был роман.
Порой родители старались сохранить полезные связи и после смерти жениха или невесты. К примеру, Вильям де Рейвенхэм обменялся брачными клятвами с девочкой по имени Кассандра, которой было всего семь лет. Однако Вильям умер, прежде чем они успели консуммировать брак, и Кассандра стала женой его брата Томаса. Церковь приняла участие в расследовании этой истории, дабы подтвердить, что сын Томаса и Кассандры является законнорожденным, невзирая на то, что Кассандра некогда была замужем за братом Томаса (как мы помним, в семействе короля Генриха VIII такой же прецедент стал поводом для развода ;)). Томас Дарден и его жена Матильда запросили разрешения на развод вследствие инцеста: Томас в возрасте десяти лет был женат на девятилетней Катерине, сестре Матильды. Но Катерина умерла, и женой Томаса стала одиннадцатилетняя Матильда.
Поскольку женщины нередко приносили в качестве приданого ценное имущество и недвижимость, насильственные браки были хорошо осознаваемой опасностью, особенно для богатых наследниц и вдов. Недаром церковь пыталась дать внятное определение принуждению («страху и силе», как гласила судебная формула). Судьи, как правило, требовали доказательств реальной возможности применить силу или выполнить угрозу; таким образом, требовалось нечто большее, чем пустые угрозы, небольшие неудобства или настойчивые уговоры. В историях о насильственных браках часто фигурируют побои и угрозы. К примеру, в 1411 году Джон Дейл похитил Агнес, вдову Хью Грантэма, силой заставил ее обменяться с ним брачными клятвами, а потом изнасиловал. В 1477 году Роберт Тальбот посреди ночи похитил из постели свою родственницу Элис Таунли и чуть не утопил, вынуждая дать согласие на брак.
Мужчины, вынуждавшие женщин на брак, зачастую оказывались настоящими специалистами по уходу от судебной ответственности. Те из них, кто покушался на юных богатых наследниц, наверняка знали, что английское каноническое право считало похищение несовершеннолетней подопечной и заключение с ней брака без согласия опекуна лишь проступком, а не тяжким преступлением; таким образом, мужчина, похитивший девушку, рисковал минимально. Для молодых дворян, младших отпрысков небогатых семейств, брак с богатой наследницей зачастую был единственным способом чего-то добиться в жизни; в борьбе за финансовое и социальное преуспеяние все средства были хороши. В XIV веке таких авантюристов было немало. Доходило до того, что, обнаружив подходящего ребенка, похититель забирал девочку и возил с собой, возвращая ее родителям лишь в том случае, если в процессе подвертывалась более выгодная партия или попадался чересчур настойчивый конкурент. Проблема достигла таких масштабов, что в 1378 году была подана особая петиция; благодаря ей мы знаем, что похитители требовали от родителей «прислать треть имущества в качестве приданого для дочери, а если они не заплатят, их убьют».
Английское общее право мало что могло здесь поделать. Церковь, впрочем, была готова объявить фиктивными и незаконными браки, заключенные без согласия невесты. Указ, присланный епископу Личфилдскому в 1364 году, дает понять, что церковь была хорошо осведомлена об этой проблеме. Речь в документе идет о деле Изабеллы де Скарсбрек из Йорка, которая заявила, что вступила в брак с Генри Молино в десятилетнем возрасте, но сразу после того ее похитил Джон из Йорка. Папский чиновник отметил, что Джона «больше интересовало наследство (patrimony), чем супружество (matrimony)». Прежде чем родные успели вырвать Изабеллу из рук Джона, он вынудил ее обменяться с ним брачными клятвами. Достигнув брачного возраста, девушка, сообразно желаниям семьи, публично обвенчалась с Генри Молино. Тогда Джон направился к архиепископу Йоркскому и заявил, что Изабелла – его жена. Изабелла обратилась с прошением к папе, и личфилдскому епископу было приказано начать расследование. Джон, в свою очередь, подал в королевский суд жалобу, обвиняя Генри в похищении своей супруги. Похищение девочек возраста Изабеллы, видимо, было распространенной тактикой, в надежде «застолбить» союз, пока юная наследница не успела обменяться клятвами с кем-нибудь еще. Так, некий рыцарь по имени Адам похитил девятилетнюю Синольду; королевские власти отыскали ее и вернули родителям, однако Адам утверждал, что они обменялись брачными клятвами. В результате родные Синольды были вынуждены обратиться к папе. Неудивительно, что богатых наследниц стремились выдать замуж поскорее: родственники и опекуны понимали, что, если они не устроят девочке брак при первой возможности, кто-нибудь может заключить с ней союз насильственным образом.
Впрочем, не только женщины бывали жертвами насильственных браков; иногда ими оказывались и мужчины. Так, Вильям Бомон добился развода с Джоан Стаффорд, заявив, что вступил в брак с ней «из страха», невзирая на близкое родство. В 1338 году некий Джон Ф., по его словам, был избит, похищен и заточен в темницу, где находился, пока не уплатил сто фунтов и не заключил брак с дочерью своих похитителей. Он сообщил, что его «силой заставили жениться на ней, и никогда впоследствии он не давал на это согласия». Если отношения влюбленных переходили, по мнению родных, грань приличия (а уж тем более если девушка беременела), семья могла пойти на крайние меры, чтобы принудить мужчину к официальному заключению брака. Так, некий Уильям Рот, прося о разводе с Агнес Уэллис, заявил, что пришел к Уэллисам, дабы распить с ее отцом кувшин вина, но вместо этого столкнулся с настоящей агрессией. Уэллис сказал Уильяму: «Ты обесчестил мою дочь и познал ее плотски, и ты заключишь с ней брак, даже если мне придется тебя заставить». Уильям отрицал интимную связь, однако им с Агнес почти немедленно пришлось обменяться брачными клятвами, поскольку к спине Уильяма был приставлен кинжал. Начало семейной жизни откладывалось, поскольку Уильям спешно покинул дом Уэллисов, однако вскоре Агнес и ее мать увидели молодого человека на улице и погнались за ним, крича: «Держи вора!». Соседи буквально притащили упиравшегося Уильяма к Уэллисам. Под угрозой судебного преследования и общественного позора Уильям наконец согласился на брак с Агнес. В 1334 году Джон, сын Ральфа из Пейнтсторпа, описал сходную ситуацию, прося аннулирования брака, который был заключен «страхом и силой». Он ожидал свою возлюбленную в пекарне у ее отца, и та явилась в компании брата и слуги – оба были вооружены до зубов. Под страхом смерти Джон обменялся клятвами с девушкой.
Tags: Англия моя
Subscribe

  • (без темы)

    Развод по-английски: история Люси Туинг Развод Люси (Люсии) Туинг и Уильяма Лэтимера – один из наиболее подробно описанных примеров войны…

  • (без темы)

    Старинные свадебные английские обычаи (зо записям собирателей 19 века) В Кенте главная подружка невесты бросает вслед молодой чете башмак, а…

  • (без темы)

    Из "Обычаев старой Англии" (1896)…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 9 comments